ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ БИОГРАФИЯ

Владимир Святой вошел в историю как креститель Руси. Казалось бы, биография такой великой исторической личности должна была подробно запечатлеться в памяти потомков. Но все оказалось по-иному. В летописях многих выдающихся деяний св. Владимира мы не находим. Так, например, нет в них ни слова о том, что он помог Византийской империи справиться с грандиозным восстанием Варды Фоки. Между тем решающее значение русских войск в разгроме мятежников хорошо известно по византийским и мусульманским хроникам.

Древние книжники не только сократили биографию Владимира Святого, но и сильно исказили ее. Ему приписали казнь родственников его супруги Рогнеды, баснословный гарем из 800 наложниц, гибель брата Ярополка и многое другое.

Чем же не угодил равноапостольный повелитель Руси, почему оказался столь плотно окутанным туманом легенд, клеветы и недомолвок? Причин было много. Одной из них стало желание монахов-летописцев доказать, что во тьме язычества человек мог иметь только звериную натуру и лишь переход в христианство смог превратить его в праведника.

Сегодня накопленные русскими историками сведения позволяют приоткрыть завесу над тысячелетней тайной.


ВОЙНА С ИМПЕРИЕЙ

Самыми яркими и малоизвестными страницами жизни крестителя Руси были его заграничные походы. Он явился достойным продолжателем своих воинственных предков и участвовал в крупнейших событиях мировой истории.

Обстоятельства заграничных походов Владимира Святого в основном известны по иноземным источникам. В 985 году русы заключили союз с болгарами, боровшимися против Византии. На следующее лето их дружины прибыли на Балканы. Они засели в Сардике, стоявшей на месте современной Софии, и оттуда вместе с болгарами нападали на византийские рубежи. В это время империей правили братья Василий II и Константин VIII. Василий решил одним ударом положить конец набегам. Он собрал мощную армию и отравился в поход. Описание этого похода оставил сопровождавший ромейское войско летописец Лев Диакон:

"Совершив путь по узким крутым тропам и приблизившись к городу Сардике, который скифы обычно именуют Тралицей, Василий разбил вблизи него лагерь и двадцать дней осаждал город. Но он не имел в этом деле успеха... Сначала, когда ромеи вышли из лагеря в поисках зеленой травы и сена, мисяне напали на них из засады, учинили страшное побоище и увели множество вьючных животных и лошадей".

Историк по обычаям того времени называет здесь скифами русов, а мисянами болгар. Когда стало кончаться продовольствие, ромеи сняли осаду и решили вернуться домой. Но на обратном пути их поджидало вот что:

"...войско проходило по лесистому, изрытому пещерами ущелью. Едва пройдя его, оно попало в изобилующее расселинами, труднопроходимое место. Там на ромеев напали мисяне, перебили большую часть воинов, захватили шатер императора, казну и весь обоз. Был там и я, рассказывающий с горечью об этом. На беду мою, я сопровождал правителя, неся службу дьякона. Едва не поскользнулись стопы мои, и я стал бы добычею скифского меча, если бы не избавило меня от этой опасности некое божественное попечение, внушившее мне быстро погнать коня..."

Русский меч, от которого придворному дьякону пришлось сломя голову удирать, оставил глубокий след. Лев из-за неприязни к русам в своем сочинении исказил многие эпизоды их истории - принизил их подвиги, преувеличил неудачи, предал забвению русскую помощь империи в борьбе с ее врагами.

Воспользовавшись страшным поражением Василия II под Сардикой, в следующем году восстал полководец Варда Фока. Вскоре он захватил большинство провинций и двинул свои войска на Константинополь.


ЦАРЕВНА АННА

К весне 988 года положение Василия II стало отчаянным. Повстанцы осадили столицу, европейские провинции опустошали болгары, среди столичной знати зрели заговоры. Казалось, что вот-вот городские ворота распахнутся и Варда взойдет на императорский престол. Но тут случилось неожиданное: у Василия появился мощный союзник. На его сторону перешли русы.

Чем же смог прельстить суровых варваров загнанный в угол нищий император? Василий знал о том, что владыка русов неравнодушен к женской красоте. После долгих раздумий он решил предложить св. Владимиру руку своей красавицы сестры Анны.

Византийцы считали все окружавшие их народы дикими и презренными. Мысль о том, что особа царской крови может породниться с чужестранцем, казалась им кощунственной. Император Константин VII Багрянородный, дед Василия, наказывал своим потомкам:

"Если когда-либо какой-нибудь народ из неверных и нечестивых северных племен попросит о родстве через брак с императором ромеев и получить его дочь в жены... должно отклонить эту неразумную просьбу"..

К северным племенам он относил и русов. В соответствии с этими наставлениями послы германского императора Отгона 1, сватавшего в 968 году Анну за своего сына, будущего императора Оттона II, получили гордый отказ.

Василий знал все эти старые заповеди, но выбора у него не было. К русам отправилось посольство.

Мудрые советники великого князя понимали, что брачный союз с правящим императором ромеев по тогдашней табели о рангах сразу же ставил русских великих князей выше западноевропейских королей.

Для великого князя немаловажное значение имела красота Анны. Ему в ту пору было только 25 лет. К тому же в памяти еще была свежа обида, нанесенная Рогнедой. Полоцкая княжна отказалась выйти замуж "за робичича", то есть рабское отродье. Ведь Владимир Святой был сыном Малуши, служанки св. Ольги. Узнав об отказе, он, по совету Добрыни, бросил свои отряды на Полоцк. Поверженный город был уничтожен, отец и братья Рогнеды убиты, а сама она стала женой победителя. И вот теперь ему, сыну рабыни, предлагают багрянородную принцессу.

Выбор был сделан, и по весне 988 года русы выступили в поход. Наступила эпоха рыцарских подвигов Владимира Святого во имя Анны.


БИТВА ПОД ХРИСОПОЛЕМ

В конце июня русские дружины прибыли в Константинополь. Здесь брачный договор был скреплен взаимными клятвами. В обмен империя получала мечи русских витязей. Но неожиданно царевна отказалась делить брачное ложе, пока ее муж не примет крещение. Времени на уговоры заупрямившейся красавицы не было - нужно было спасать столицу.

Варда Фока не рискнул штурмовать неприступные константинопольские стены и решил взять город измором. Так как основная часть продовольствия поступала в него морем, Босфор и Дарданеллы были перегорожены двумя мощными эскадрами.

Привычных к морским боям русов посадили на суда. В атаку их повел сам св. Владимир. Жестокий бой продолжался недолго. Уверенные в своей безопасности моряки Варды весело пировали по случаю праздника апостолов Петра и Павла. Так и не успев оправиться от неожиданности, они были уничтожены тавро-скифами.

Победа под Хрисополем резко изменила ход войны. Варда ушел в глубь Малой Азии собирать новую армию, а Василий, устранив нависшую над столицей угрозу, решил закрепить успех. Он уговорил Владимира Святого усмирить восставший Херсонес, стоявший на месте современного Севастополя.


ОСАДА КОРСУНЯ

В летописи осада города описана так:

"В лето 6496. Иде Володимер с вои на Корсунь, град греческий, и затворились корсуняне в граде. И стал Володимер на поле пред градом у гавани, от града на полет стрелы, и бились крепко из града. Володимер же обступил град. Изнемогли в граде люди, и рече Володимер к гражанам: "Если не сдадитесь, буду стоять и три года". Они же не послушали того. Володимер изготовил воев своих и повелел идти на приступ града и насыпь сыпать. Корсуняне же подкопали стену городскую и крали сыплемую землю, и носили себе в град, и сыпали посреди града, а вои сыпали еще. И Володимер стоял. И тогда муж корсунянин стрелил, именем Анастас, написав так на стреле: "Колодцы стоят за тобою, с востока, и оттуда вода идет по трубе, окопав, перейми". Володимер, услышав, воззрел на небо и рече: "Если это сбудется, сам крещюся". Тотчас повелел копать поперек трубам, перенял воду, и люди изнемогли жаждой водною и сдались. И вошел Володимер в град и дружина его".

7 апреля 989 года город пал. Русам не удалось достойно отпраздновать эту победу. В гавани стояли готовые к отплытию суда. Вместо пира их ждали новые жестокие схватки,


БИТВА ПРИ АВИДОСЕ

А в это время Варда Фока во главе огромной армии подошел к приморскому Авидосу и готовился к переправе через Дарданеллы. Пока застрявшие в Крыму русы осаждали Херсонес, беззащитная столица была для него легкой добычей. Но Варда не успел осуществить свой коварный план. В ночь на 13 апреля к малоазийскому берегу пристали только что переплывшие Черное море корабли. С них подобно молчаливым демонам ночи сошли жестокие тавроскифы. На спящий лагерь повстанцев обрушились длинные русские мечи. Пока одни витязи рубились с воинами Фоки, Другие двинулись вдоль берега. Здесь стояла приготовленная для переправы через пролив флотилия. Вскоре она заполыхала, обращая в пепел надежды мятежников. Гигантское зарево освещало ночную схватку, которая переросла в дневное побоище.

На рассвете мужественный Варда попытался переломить ход сражения. Он выстроил свои полки и бросил против русов отборную гвардию из грузин. Увидев, что ряды кавказцев тают в страшной мясорубке, Фока кинулся в гущу боя. Этот исполин был искусным воином. Полагаясь на свою чудовищную силу, он решил пробиться к императору, чтобы в поединке решить спор о короне. Но неожиданно вождь мятежников упал с коня бездыханным. Это подействовала отрава, данная накануне подкупленным слугой. Огромную голову Варды водрузили на копье. Победа была полной.


ПОХОДЫ ЯКОВА

По осени правительственные войска подавили последние очаги сопротивления, и св. Владимир вернулся в Константинополь. Здесь он принял крещение и провел зиму в объятиях прекрасной царевны. Хотя условия договора были выполнены, Василий не хотел лишаться русской помощи. В империи наступил мир, но нужно было отомстить ее обидчикам.

Императорский зять был осыпан милостями, получил титул патрикия. Только 12 человек в империи могли носить это высокое звание. Новоиспеченный сановник летом 990 года огнем и мечом проходит по Закавказью. Этот поход описан у Яхьи Антиохийского:

"И гневался царь Василий на Давида, царя грузин, и на двух сыновей Бакрата, за то, что они помогали Фоке. И послал войско для войны с ними под начальством одного патриция, именуемого Яковом-русом. И пошел он на сыновей Бакрата, и убил старшего из них, и сослал младшего. И просил Давид, царь грузин, у царя Василия прощения и пощады и обещал ему повиновение и покорность..."

Владыка русов поименован Яковом. Здесь нет ошибки: ведь Малуша, мать Владимира Святого, была христианкой. Она крестила своего новорожденного сына и назвала его Яковом. В языческой Руси великого князя знали как Владимира, но в христианской Византии он пользовался своим крестным именем.

На следующий год была намечена Болгария. Василий отпустил своего зятя на родину готовиться к новой войне, но его супругу удержал. Вдобавок император выпросил себе в помощь отборную дружину из 6000 русов.

Весной 991 года Болгария была зажата в клещи. Василий со своей русско-византийской армией двинулся на нее с юга, а св. Владимир и союзные ему венгры - с севера. Болгары были разгромлены, их царь Роман попал в плен. Только после этой победы добытую в кровавых битвах царевну Анну отпустили к мужу, и она приплыла в Херсонес. На встречу с ней прибыл св. Владимир. Здесь его ждала новая награда - высший после императорского титул кесаря.

Обычно звание кесаря давали наследникам престола. Быть может, Василий думал о будущем империи? Он не оставил наследников, его брат к управлению страной был неспособен. Воинственный варвар или его дети от багрянородной принцессы могли стать достойными продолжателями. Но Василию было суждено пережить и зятя, и племянников. Дети Анны погибли в междоусобице, охватившей Русь вслед за кончиной Владимира Святого.


ЮНЫЙ ВИТЯЗЬ

Владимир Святой прожил необычную жизнь. Древлянский князь Мал был его дедом по матери. Мал поднял восстание против другого деда крестителя Руси - Игоря Старого. Ночью древляне напали на стан русов и изрубили спящую дружину. Сам великий князь был взят в плен, привязан к двум согнутым стволам берез и разорван надвое. Киевляне разгромили Древлянскую землю. Мал был убит, а его дети, Малуша и Добрыня, достались победителям. Выросшая Малуша стала ключницей св. Ольги, а доблестный Добрыня - воеводой Святослава.

После смерти св. Ольги вся ее челядь перешла к Святославу, а Малуша попала в великокняжеский гарем. Сына Малуши и Святослава Великого одни считали наследником полянских и древлянских владетелей, другие - потомком мятежника. На защиту племянника встал его дядя Добрыня.

Добрыня имел второе имя Свенельд. Пережив Святослава, он служил великому князю Ярополку Святославичу. Но после того как в междоусобице погиб Олег, брат Ярополка, Добрыня попал в опалу. Именно он был главным виновником братоубийственной войны, так как ненавидел Олега, погубившего его сына Люта.

Добрыня, опасаясь возмездия, ушел к св. Владимиру, которому в ту пору было всего 15 лет. В Новгороде он уговорил юношу бежать, и они уплыли к прибалтийским славянам-варягам. На чужбине воевода женил Рюриковича на Олове, дочери местного князя. От этой славянки у него родился первенец Вышеслав.

Понимая, что от Ярополка ему не дождаться пощады, Добрыня решил посадить на киевский престол св. Владимира. Началась война. Добрыня захватил Полоцкую землю и отдал жестокий приказ о казни ее правителей. Затем прославленный воевода договорился с хорошо знакомыми ему киевскими дружинниками. Великий князь оказался в кругу заговорщиков. Несмотря на превосходство в силах, Ярополк терпит поражение за поражением, бежит из Киева. Когда он, послушав советы изменников, приехал к брату мириться, то по воле Добрыни пал под ударами варяжских мечей.

В восемнадцать лет св. Владимир стал единодержавным повелителем Руси. Последующие его годы были наполнены войнами и государственными заботами. Он нанес поражение Польше и возвратил Руси прикарпатские Червенские города, усмирил вятичей и радимичей, покорил ятвягов. Наконец к нему пришли послы от дунайских болгар и склонили к совместному нападению на Византию. В 986 году 24-летний князь-витязь ушел в поход. Так начались его многолетние заграничные войны.

Реальная жизнь Владимира Святого не оставляла ему времени ни на беззаботные пиры, ни на забавы с бесчисленными женами. Все это следует отнести на счет фантазии позднейших летописцев.


ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

Заполучив царевну Анну, владыка русов осел в Киеве. Отныне главной его заботой стало устроение Русской Земли. Он основывает города, строит храмы, расширяет пределы своей державы. Со всеми соседями в это время Русь жила в мире. Исключение составляли одни лишь хищные степняки. Летописи пестрят сообщениями о войнах с печенегами. Эти кочевники промышляли скотоводством и продажей захваченных славян в рабство. Чтобы оградить мирных поселян от этой напасти, по повелению Владимира Святого по всей юго-восточной окраине Руси была возведена мощная оборонительная линия из крепостей и засек.

Отныне сам великий князь не покидал своей державы. Только дважды он ходил в походы на Болгарию. Но делал это не по своей охоте, а откликаясь на призывы императора Василия. Василий же поклялся сокрушить болгар, беспокоивших империю набегами, и за упорство и жестокость в войнах получил прозвание Болгаробоец.

Повелитель-домосед не был помехой для витязей, жаждавших славы и приключений. Оставленный некогда в Византии 6-тысячный корпус постоянно пополнялся удальцами. Василий бросал дружины русов в самые горячие точки. Из иноземных хроник известно об их участии в военных действиях в 999 году в Северной Сирии, в 1000 году - в Армении. Русы помогали Василию и при преемниках св. Владимира. В 1018 году они разгромили арабов в Сицилии и норманнов в Южной Италии.

Креститель Руси скончался в пятницу 15 июля 1015 года на 54-м году жизни. Его похоронили в построенном им великолепном каменном соборе Успения Богородицы, больше известном как Десятинная церковь. Здесь же покоилась скончавшаяся несколькими годами ранее Анна.

Во время Батыева нашествия Десятинная церковь стала последним оплотом киевлян. Она была разрушена татаро-монголами, а все ее защитники уничтожены. Почти четыре века этот храм простоял в развалинах. Наконец киевский митрополит Петр Могила повелел расчистить руины и восстановить святое место. Во время работ были найдены два захоронения. По свидетельству обнаруженных в них надписей здесь покоились св. Владимир и Анна.

В XIX веке во время новых раскопок в Десятинной церкви откопали беломраморное надгробие с женскими останками под ним и саркофаг из красного шифера, в котором был захоронен мужчина. Полуистлевшие парчовые одежды и золотая пуговица говорили о знатном происхождении погребенного. Череп и кости одной из рук в саркофаге отсутствовали. Это были гробницы св. Владимира и царевны Анны.

Участник обретения мощей св. Владимира отец Афанасии писал: "В 1635 году мы выкопали из развалин Десятинной церкви драгоценное сокровище - святые мощи". Глава равноапостольного князя стала реликвией Киевско-Печерскои лавры, рука - Киево-Софийского собора. К этому времени центр Русской Державы переместился на север.

Московские повелители со всех земель собирали святыни в свою столицу. Весть об обретении мощей великого радетеля православия и заступника русского народа не могла не взволновать царя Михаила Федоровича. По просьбе этого основателя династии Романовых часть главы святого Рюриковича была прислана Петром Могилой. Ее поместили в московский Успенский собор, ставший преемником киевского Успенского собора. Так по завершении своей земной жизни Владимир Святой достиг Москвы и стал одним из ее главных небесных покровителей.


<< каталог статей